Архимандрит Тихон Шевкунов: О самой прекрасной службе в моей жизни

Дивеево: Троицкий собор Дивеевского монастыря

Дивеевские чудеса исцеления

От веры к исцелению, от исцеления к вере...

Дивеево

Содержание

Главная страница...
Виртуальная экскурсия по Дивееву...
Феномен чудесного исцеления...
О традиционной медицине...
Чудеса Святой Канавки...
Перекрёсток времени...
Дивеевский монастырь...
Преп. Серафим Саровский...
Чудеса преп. Серафима...
Дивеевские святые...
Чудеса Дивеевских храмов...
Чудеса Дивеевских источников...
Иеромонах Владимир...
Молитвы о здравии...
Село Дивеево...
Село Дивеево на карте...
Дивеевские красоты...
Дивеево в поэзии...
Дивеево в прозе...
Поездка в Дивеево...
Погода в Дивееве...
Православный календарь...
Друзья сайта...
Книга отзывов...

 

Поиск по сайту:

ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ:
Музыка для баяна...
А. Белоусов. Избранные статьи по языкознанию...

Дивеево в прозе

Архимандрит Тихон Шевкунов

О самой прекрасной службе в моей жизни

 

Обложка книги архимандрита Тихона «Несвятые святые»: http://diveevo52.ru/«В советское время не было, пожалуй, более ужасающего символа разорения Русской Церкви, чем Дивеевский монастырь.

Эта обитель, основанная преподобным Серафимом Саровским, была превращена в страшные руины. Они возвышались над убогим советским райцентром, в который превратили некогда славный и радостный город Дивеево. Власти не стали уничтожать монастырь до конца. Они оставили развалины как мемориал своей победы, памятник вечного порабощения Церкви. У Святых врат обители был водружен монумент вождю революции, который грозно встречал каждого приходящего в разоренный монастырь.

Всё здесь говорило о том, что к прошлому возврата нет. Столь любимые по всей православной России пророчества преподобного Серафима о великой судьбе Дивеевского монастыря, казалось, были навсегда попраны и осмеяны. Нигде, ни в ближних, ни в дальних окрестностях,  действующих храмов не осталось и в помине – все были разорены. А в некогда прославленном Саровском монастыре и в городе вокруг него располагался один из самых секретных и охраняемых объектов Советского Союза под названием «Арзамас-16». Здесь создавалось ядерное оружие.

Священники если и приезжали на тайное паломничество в Дивеево, то скрытно, одевшись в светское платье. Но их всё равно выслеживали. В тот год, когда мне довелось в первый раз побывать в разрушенном монастыре, двух иеромонахов, приехавших поклониться дивеевским святыням, арестовали, жестоко избили в милиции и пятнадцать суток продержали в камере на обледенелом полу.

В ту зиму замечательный, очень добрый монах из Троице-Сергиевой лавры, архимандрит Вонифатий, попросил меня сопроводить его в поездке в Дивеево. По церковным уставам, священник, отправляясь в дальний путь со Святыми Дарами – Телом и Кровью Христовыми – должен непременно брать с собой провожатого, чтобы в непредвиденных обстоятельствах вместе защищать и хранить великую святыню. А отец Вонифатий как раз и собирался в Дивеево, чтобы причастить обретавшихся в окрестностях монастыря старых монахинь – последних доживших до наших дней со времен ещё той, дореволюционной обители.

Фото руин Дивеевского монастыря в годы советской власти:
  http://diveevo52.ru/Путь нам предстоял поездом через Нижний Новгород, тогдашний Горький, а оттуда на машине в Дивеево. В поезде батюшка всю ночь не спал: ведь у него на шее на шелковом шнурке висела маленькая дарохранительница со Святыми Дарами. Я спал на соседней полке и, время от времени просыпаясь под стук колес, видел, как отец Вонифатий, сидя за столиком, читает Евангелие при слабом свете вагонного ночника.

Мы доехали до Нижнего Новгорода, родины отца Вонифатия, и остановились в его родительском доме. Отец Вонифатий дал мне почитать дореволюционную книгу – первый том творений святителя Игнатия (Брянчанинова), и я всю ночь не сомкнул глаз, открывая для себя этого поразительного христианского писателя.

Наутро мы отправились в Дивеево. Путь нам предстоял около восьмидесяти километров. Отец Вонифатий постарался одеться так, чтобы в нем не могли узнать священника: тщательно подобрал полы подрясника под пальто, а свою предлинную бороду спрятал в шарф и воротник.

Уже смеркалось, когда мы приближались к цели нашей поездки. За окном автомобиля в вихрях февральской вьюги я с волнением различал высокую колокольню без купола и остовы разрушенных храмов. Несмотря на столь скорбную картину, я был поражён необыкновенной мощью и тайной силой этой великой обители. А еще – мыслью о том, что Дивеевский монастырь не погиб, но живет своей непостижимой для мира сокровенной жизнью.

Так и оказалось! В захудалой избе на окраине Дивеева я встретил такое, о чём не мог вообразить даже в самых светлых мечтах. Я увидел Церковь, всегда побеждающую и несломленную, юную и радующуюся о своем Боге – Промыслителе и Спасителе. Именно здесь я начал понимать великую силу дерзновенных слов апостола Павла: «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе!»

И ещё: на самой прекрасной и незабываемой церковной службе в моей жизни я побывал не где-нибудь в великолепном кафедральном соборе, не в прославленном седой древностью храме, а в райцентре Дивеево, в покосившемся домишке № 16 по улице Лесной.

Точнее, это был даже не дом, а старая банька, приспособленная под жилье.

Дивеево, ул. Лесная 16: домик, в котором  проживала схимонахиня Маргарита: http://diveevo52.ru/Впервые очутившись здесь с отцом Вонифатием, я увидел комнатенку с чрезвычайно низким потолком, а в ней десять старух, ужасно древних. Самым младшим было, по крайней мере, далеко за восемьдесят. А старшим, совершенно определенно, больше ста лет. Все они были в простых старушечьих одеждах, в обычных платочках. Никаких ряс, монашеских апостольников и клобуков. Ну какие они монахини? «Так, простые бабки», – подумалось бы мне, если бы я не знал, что эти старухи – одни из самых мужественных наших современников, истинные подвижницы, проведшие в тюрьмах и лагерях долгие годы и десятилетия. И несмотря на все испытания, лишь умножившие в душе веру и верность Богу.

Я был потрясен, когда на моих глазах отец Вонифатий, этот почтенный архимандрит, настоятель храмов в патриарших покоях Троице-Сергиевой лавры, заслуженный и известный в Москве духовник, прежде чем благословить этих старух, встал перед ними на колени и сделал им земной поклон! Я, честно говоря, не верил своим глазам. А священник, поднявшись принялся благословлять старух, которые, неуклюже ковыляя, по очереди подходили к нему. Видно было, как искренне они радуются его приезду.

Пока отец Вонифатий и старухи обменивались приветствиями, я огляделся. По стенам комнатушки, у икон в древних кивотах тускло горели лампады. Один образ сразу обращал на себя особое внимание. Это была большая, прекрасного письма икона преподобного Серафима Саровского. Лик старца светился такой добротой и теплом, что не хотелось отрывать взгляда. Образ этот, как я узнал после, был чудом спасён от поругания, а написан перед самой революцией для нового дивеевского собора, который так и не успели освятить.

Тем временем стали готовиться ко всенощной. У меня дух захватило, когда монахини стали выкладывать из своих тайных хранилищ на грубо сколоченный деревянный стол подлинные вещи преподобного Серафима Саровского. Здесь были келейная епитрахиль преподобного, его вериги – тяжелый железный крест на цепях, кожаная рукавица, старинный чугунок, в котором саровский старец готовил себе еду. Эти святыни после разорения монастыря десятки лет передавались из рук в руки, от одних дивеевских сестёр другим.

Облачившись, отец Вонифатий дал возглас к началу всенощного бдения. Монахини как-то сразу воспрянули и запели.
Какой же дивный, поразительный это был хор!
– «Глас шестый! Господи, воззвах к Тебе, услыши мя!» – возгласила грубым и хриплым старческим голосом монахиня-канонарх. Ей было сто два года. Около двадцати лет она провела в тюрьмах и ссылках.

И все великие старухи запели вместе с ней:
– «Господи, воззвах к Тебе, услыши мя! Услыши мя, Господи!»

Это была непередаваемая словами служба. Горели свечи. Преподобный Серафим смотрел с иконы своим бесконечно добрым и мудрым взглядом. Удивительные монахини пели почти всю службу наизусть. Лишь иногда кто-то из них заглядывал в толстые книги, вооружившись даже не очками, а огромными увеличительными стёклами на деревянных ручках. Так же они служили и в лагерях, в ссылках и после заключения, возвратившись сюда, в Дивеево и обосновавшись в убогих лачугах на краю города. Все было для них привычно, а я действительно не понимал, на небе нахожусь или на земле.

Эти старухи-монахини несли в себе такую духовную силу, такую молитву, такие мужество, кротость, доброту и любовь, такую веру, что именно тогда, на этой службе, я понял, что они одолеют всё. И безбожную власть со всей её мощью, и неверие мира, и самую смерть, которой они совершенно не боятся».

Далее следует страница Архимандрит Тихон Шевкунов: Матушка Фрося.

 

Шевкунов Георгий Александрович: Биографическая справка

 

Шевкунов Георгий Александрович родился 2 июля 1958 года в Москве.
В 1982 году окончил сценарный факультет Всесоюзного государственного института кинематографии по специальности «литературная работа».

По окончании вуза стал послушником Псково-Печерского монастыря. В августе 1986 года митрополитом Волоколамским и Юрьевским Питиримом переведен в  Издательский отдел Московского Патриархата, для работы по подготовке празднования тысячелетия Крещения Руси. В 1991 году пострижен в монашество в московском Донском монастыре, где в том же году рукоположен во иеродиакона, в августе 1991 года – во иеромонаха. В 1993 году назначен настоятелем московского подворья Псково-Печерского монастыря, которое расположилось в стенах бывшего Сретенского монастыря. В 1995 году возведен в сан игумена. В июле 1996 года назначен наместником Сретенского монастыря. В 1997 году возведен в сан архимандрита. С марта 2001 года – председатель монастырского хозяйства – сельскохозяйственного производственного кооператива «Воскресение» в Михайловском районе Рязанской области.

Решением Священного Синода от 5 марта 2010 года назначен ответственным секретарем Патриаршего совета по культуре. Распоряжением Президента РФ Д.А. Медведева от 16 марта 2010 года включен в состав Совета при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству. С 22 марта 2011 года – член Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви. 29 февраля 2012 года Святейший Патриарх Кирилл совершил чин поставления архимандрита Тихона во игумена Сретенского монастыря и вручил ему игуменский посох.

Ректор Сретенской духовной семинарии (ранее, с 1999 года – Сретенское высшее православное монастырское училище). Руководитель издательства Сретенского монастыря и интернет-портала Православие.ru. Член Общественного совета при Министерстве культуры РФ (с июля 2012 гjода). Академик РАЕН. http://www.patriarchia.ru/db/text/60784.html.

Выше опубликован фрагмент из книги Архимандрита Тихона «Несвятые святые» и другие рассказы» /стр. 289 – 295/:

На первом фото обложка книги: Архимандрит Тихон (Шевкунов). «Несвятые святые»  и другие рассказы. – 6-е изд., Ипр. – М.: Изд-во Сретенского монастыря; «ОЛМА Медиа Групп», 2012. – 640 с.
На втором фото. Дивеево. Торжество советской власти: развалины Серафимо-Дивеевского монастыря «как мемориал своей победы, памятник вечного порабощения Церкви» /архимандрит Тихон/.
На третьем фото. Дивеево, улица Лесная, дом 16. Здесь в годы торжества советской власти жила схимонахиня Маргарита.

 

 

 

Страница создана 10.03.2013. Последнее обновление 17.03.2017.

Рейтинг@Mail.ru